"Кошка в пустыне". Франция вновь решила вмешаться в африканские дела

28 февраля 2013 - Админ

Вооружённое вмешательство французский войск помогло переломить ситуацию в вооружённом малийском конфликте. 13 января министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус заявил: "Задача по блокированию террористов выполнена – теперь идёт работа над их тыловыми базами". Он также выразил свою благодарность властям Алжира, которые открыли свою территорию для полётов французских истребителей "Мираж" и "Рафаль". По словам Фабиуса, для того, чтобы операция по обезвреживанию террористов на севере страны стала успешной, Алжиру будет необходимо закрыть свои границы.


Одновременно со вводом французского контингента на всей территории Мали, которая остаётся под контролем правительства, было объявлено чрезвычайное положение. Президент страны Диокунда Траоре заявил в телеобращении к нации, что "Каждый малиец, женщина или мужчина, должен считать себя солдатом нации и действовать как один". Желание направить контингенты для оказания поддержки правительству Траоре уже высказали члены блока ЭКОВАС (Экономического сообщества стран Западной Африки) – Того, Нигер, Буркина-Фасо и Нигерия. О своём согласии на участие в логистической части операции Королевских ВВС заявил премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон, решительно отвергнув при этом предположения о прямом вводе войск. Соединённые Штаты подтвердили свою готовность выделить беспилотники и открыть доступ к данным разведки.


Таким образом, через две недели после принятия Советом Безопасности ООН резолюции о необходимости военного вмешательства в Мали там развернулась крупная международная военная операция. Для того, чтобы понять, что стало причиной такого развития событий, необходимо обратиться к событиям, которые сделали возможным крупномасштабное военное противостояния, в ходе которого правительство страны утратило контроль над большей частью её территории.


Началом нестабильности в Мали можно считать январь 2011 года, когда Национальное движение за освобождение Азавада (НДОА), образованное в результате слияния нескольких туарегских группировок, подняло крупномасштабное восстание в северо-восточной части страны, населённой преимущественно туарегами – берберским народом, чьей главной отличительной особенностью считается обязательное ношение платка мужчинами. Большую часть оружия туарегские сепаратисты получили от своих соотечественников, воевавших в Ливии на стороне ПНС и вернувшихся в Мали после окончания гражданской войны. Успехи туарегского восстания привели к падению президента Амаду Тумани Туре. 22 марта в Мали произошёл военный переворот, целью которого были объявлены "восстановление демократии и возрождение государства".


Однако захват власти военными имел прямо противоположный эффект: 2 апреля государства-члены ЭКОВАС объявили о немедленном прекращении экономической помощи и введении санкций против хунты, а 6 апреля руководители НДОА объявили об образовании Независимого Исламского Государства Азавад. Уже 8 апреля лидер хунты Аманду Саного заявил о назначении временным президентом спикера парламента Диокунда Траоре и передаче ему властных полномочий, а бывший президент Туре подал письменное прошение об отставке. Санкции против Мали были отменены, однако, это не помогло новому правительству вернуть контроль над утраченными территориями. Тем временем, на территории самопровозглашённого Азавада наметился раскол между НДОА и исламистской группировкой "Ансар ад-Дин", принимавшей активное участие в туарегском восстании. 26 мая 2012 года в городе Гао, столице Азавада было подписано мирное соглашение, однако, уже 28 марта руководители НДАО денонсировали его. В частности, туареги заявили, что их не устраивает желание "Ансар ад-Дин" создать на территории Мали исламское государство с законами шариата. Уже 6 июня столкновения между группировками возобновились – он достигли пика после битвы за Гао 26-27 июня, в которой войска НДОА потерпели поражение и практически утратили контроль над территорией Азавада.


После того, как территория оказалась в руках исламистов, боевики "Ансар ад-Дин" вместе с боевиками другой исламистской группировки "Движение за единство и джихад в Западной Африке" приступили к установлению на ней законов шариата. Женщинам было запрещено появляться на улицах без платков, были запрещены бары, футбол, видеоигры, западная и малийская музыка. Кроме того, исламисты приступили к уничтожению объектов исторического наследия, в том числе, знаменитых пирамиды Тимбукту, объявив их "языческими идолами". Именно случаи вопиющего вандализма против знаменитых памятников архитектуры и тревога, которую подняли сотрудники ЮНЕСКО, привлекли внимание мировой общественности к происходящему в регионе и в конечном итоге подтолкнули Совет Безопасности ООН к принятию Резолюции № 2085, которая была единогласно одобрена 20 декабря 2012 года.


Министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус уже заявил, что операция "Сервал" (так называется пятнистая пустынная кошка, проживающая в Западной Африке) не имеет чётких сроков и будет продолжаться до победного конца. По его словам, операция будет проходить в три этапа:  сначало необходимо остановить продвижение террористов, потом -  обеспечить восстановление территориальной целостности Мали и, наконец, приступить к воплощению решений Резолюции № 2085, в частности, организовать всеобщие парламентских и президентских выборы. По словам Фабиуса, "тот этап операции, где Франция задействована больше всего, планируется завершить за несколько недель". Примерно с таким же оптимизмом Николя Саркози говорил о военных действиях в Ливии в начале 2011 года, которые впоследствии растянулись на несколько месяцев и потребовали вмешательства США. Тем временем, за три дня операции Франция уже потеряла вертолёт, пилот которого скончался от ожогов, полученных после падения. Хотя возвращение контроля над Коной это безусловный успех, говорить о стабилизации линии фронта пока рано — сегодня министр обороны Франции Жан-Ив Ле Дриан заявил, что боевики захватили город Диабали, расположенный всего в 400 км от столицы Мали Бамако.


Тот факт, что Франция так быстро откликнулась на призыв президента Мали, говорит о возросших вшешнеполитических амбициях в Елисейском дворце. Помимо воплощения решений резолюции, вмешательство в малийский конфликт имеет сразу несколько целей: во-первых, президент Олланд получил от мирового сообщества карт-бланш на проведение операции, которая призвана продемонстрировать военную мощь Франции. Успех операции может позволит ему говорить о возвращении статуса великой державы, фактически утраченного после Второй войны в Индо-Китае и Суэцкого кризиса во второй половине 50-х годов прошлого века. В самой Франции, охваченной акциями протеста за и против однополых браков, а также скандалами вокруг 75-процентного налога на роскошь, проживает много этнических малийцев, и их поддержка оказалась бы для Оланда, стремительно теряющего популярность, весьма кстати. Таким образом, президенту выпал шанс поднять свой рейтинг как в самой Пятой Республике, так и за её пределами.


Однако последствия интервенции могут оказаться не такими радужными. Представители "Движения за единство и джихад в Западной Африке" уже пригрозили Франции терактами "в самом сердце" страны в ответ на бомбардировку Азавада. В Париже отнеслись к угрозам с полной серьёзностью – министр внутренних дел Мануэль Валь признал, что индивидуумы или вооружённые группы могут попытаться совершить теракт против французских граждан "как во Франции, так и в других странах". Глава комитета национального собрания Франции по внешним делам Элизабет Гигу в ответ на угрозы исламистов заявила, что власти Франции "не просто так" решили усилить уровень опасности в рамках постоянно действующего плана по противодействия терроризму "Вижипират". У французских спецслужб уже есть богатый опыт борьбы с террористами из бывших колоний, в частности, из Алжира. Теперь у них появился ещё один противник.


Рейтинг: 0 Голосов: 0 3773 просмотра

Нет комментариев. Ваш будет первым!